asnezhok (aqua_snezhok) wrote,
asnezhok
aqua_snezhok

Category:

Бабушка с собаками с Андреевского спуска

84,24 КБ
В большом городе жила женщина, которая любила собак. Больших и маленьких, здоровых и больных, добрых и не очень. Просто любила, и все. Собаки жили на улице, пугали прохожих, рылись в помойках, за ними охотились живодеры. Женщина собак спасала, кормила, лечила. Теперь у них есть дом, еда и хозяйка, прохожие плачут от умиления и почти не боятся, а недобрые гицели обходят дом десятой дорогой. Собаки вытащили „самый главный собачий билет”. Благодарный город восславил добрую женщину. Волшебная сказка. Happy end.
via evgenkriks



Собственно, на этом месте сказка заканчивается, а реальность выглядит так: полуразрушенный дом в центре Киева. В доме есть: усталая пожилая женщина, несколько десятков собак, несколько человек без определенного места жительства и рода занятий. В доме нет и никогда не будет: тишины, тепла, электричества, покоя, денег. В доме предельно мало: еды для людей, корма для собак, лекарств для тех и других, надежды на то, что что-то может измениться к лучшему.

Усталую пожилую женщину зовут Галина Даниловна Шиянова – та самая, известная всему Киеву, «бабушка с собаками с Андреевского спуска». Дом, где она большую часть времени живет в свои 69 лет - отличная «натура» для какого-нибудь кино про войну: обрушенные перекрытия, выбитые окна, заваленные битым кирпичом коридоры.

Кроме Галины Даниловны и собак, в доме более или менее постоянно находятся несколько человек, по разным причинам лишившихся собственного жилья. Как туда попали преподаватель консерватории, труженица похоронной конторы с двадцатилетним стажем и музыкант после десятилетней отсидки – совсем другая история. Они тоже в той или иной мере заняты в приюте: Даниловну с собаками на Андреевский вывезти, чаны с едой и воду принести, ну и мало ли чего еще – в общем, «при деле». Жизнь под одной крышей с этими людьми имеет определенные особенности. Какие – догадайтесь сами.

Иногда Галина Даниловна ненадолго ездит передохнуть в свою квартиру на Борщаговке. Все остальное время проводит в доме – собак надо кормить, мыть, лечить, да и на других «сотрудников приюта» их надолго не оставишь. Живет и содержит собак на пенсию и те деньги, которые удается собрать на Андреевском спуске за выходные дни. Хочет открыть свой приют для животных под Киевом, в принадлежащем ей старом сельском доме. Ищет того, кто пожертвует для этого средства.

*****

«Родилась в Киеве, в 1937 году. В 47-м в детдом попала, до восьмого класса там жила. Потом работала на швейной фабрике – пальто шила. Потом медучилище закончила, и 22 года в больнице проработала. Сейчас на пенсии. Ни детей нет, ни семьи».

«Я когда-то собаку себе завела. Она пропала потом. Везде ее искала, но так и не нашла. Так я первый раз на живодерню в Пирогово попала – и увидела, как там животных по-варварски убивают».

«В Пирогово так было: стоит шесть клеток, в каждой по собаке. Эту в понедельник убьют, эту во вторник... Я плакала, корвалол пила, просила бойню остановить. Около 15 лет я туда ездила и, по своим возможностям, выкупала собак и кошек».

«Целыми мешками привозили на живодерню этаминал, порошок. Перемешивали с мясом на мясорубке, делали котлеты и разбрасывали по городу. Собаки очень тяжело умирали...»

«Я раньше не на Андреевском стояла, а в самом центре, возле Горадминистрации. Ну, люди там разные ходят. Подошла как-то женщина – оказалось, журналистка из Германии. Разговорились. Она нашла машину, людей, поехали мы в Пирогово – меня ж там все знали уже. Скрытой камерой сняли все, что там происходило. Потом это в Европе показали, скандал был огромный. В 97-м году, после этого скандала, живодерню закрыли».

«Когда у меня 200 собак было, в приюте на Татарке, я им еду в морском училище и в училище связи брала. То, что курсанты в столовой не доели. Всех водителей 62-го автобуса знала – я ж, бывало, весь автобус продуктами занимала... И гицелей всех до единого знала, и номера их «будок», и кто в какую смену работает... Я тогда еще в столовую на Бессарабке устроилась, чтоб можно было объедки для собак забирать. Пришла к ним, а они насторожились – вы, ж, мол, фельдшер, образованный человек – зачем вам у нас посуду мыть? ... А сейчас еду для собак в лицее, в столовой, берем. Получается 5-7 ведер – то, что после школьников остается».

«У меня в квартире 7 собак было – на время забрала к себе, после того, как на Татарке приют закрыли. Соседи пожаловались. Я уехала куда-то на день, возвращаюсь – двери в квартире выломаны, собак нет. Всех ядом убили. Эрделя моего – он крупный пес был – участковый в лифт загнал и баллоничиком травил, «черемухой». Я с ними судилась, но неопытная тогда была – судья так все повернула, что дело закрыли. Я потом железные двери поставила – так и их уже кто-то топором рубить пробовал».

«Сейчас у меня около 70 собак, кошки тоже есть. За городом у нас есть старый дом. В нем нужно сделать забор, провести газ и электричество, вольеры построить. Отдельный дом для кошек купить нужно, и земельный участок под огород. Деньги нужны, много денег. И машина, чтобы продукты и животных возить... Здоровья уже нет. Физических сил не хватает. Хочется отдохнуть, просто на чистой постели поспать...».

97,57 КБ

83,97 КБ

114,82 КБ

103,42 КБ

78,83 КБ

123,88 КБ

101,54 КБ

129,24 КБ

100,39 КБ

104,57 КБ

111,92 КБ

147,96 КБ

130,17 КБ

99,30 КБ

109,14 КБ

93,55 КБ

109,73 КБ

104,64 КБ

145,46 КБ

110,78 КБ

96,39 КБ

137,11 КБ

96,47 КБ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 59 comments